Ежедневно в столице Украины фиксируется несколько сотен новых случаев коронавируса, ежесуточно два-три десятка человек завершают земной путь именно от осложнений, вызванных COVID-19.

Begemot, begemot.media, Украина, Україна, Ukraine, news, новини, новости, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот

Несмотря на это, часть населения упорно не верит в существование болезни, которой охвачены более 200 стран в мире, возмущается введенными ограничениями, отказывается носить маски и распространяет небылицы о вакцинировании против «короны». Еще и те, кому повезло переболеть легко, укоряют СМИ в «нагнетании» паники – дескать, зачем преувеличивать опасность, люди и раньше умирали от разных болезней, а старики – тем более. Столь безрассудному, наплевательскому отношению к своему здоровью и здоровью окружающих пытаются противостоять сотрудники медучреждений, знакомые с ковидом не понаслышке. О том, что видит, что испытывает и что рекомендует таким людям, «Телеграфу» рассказала сотрудница киевской Александровской клинической больницы.

«Скорая» за «скорой» подъезжают

«В один из напряженных дней марта за суточную смену у нас в больнице приняли 58 карет «Скорой помощи»! – рассказывает фельдшер-лаборант Татьяна Монко. – Знаю об этом, потому что мы с приемным покоем общаемся. Буквально на следующее дежурство я заметила, что одновременно 8 «скорых» стояло с пациентами. Корпус рассчитан на 88 человек, а лежит больше сотни, добавили койки в отделениях, где только возможно. Реанимация у нас на 6 человек, но лежит постоянно 9-10 человек. Под ковидных больных добавляют и койки, и отделения. Девочки-медики просто падают от усталости. Какие больные, мы можем только узнавать, ведь мы – лаборатория. Знаю, что пациенты очень тяжелые, в реанимации – ультратяжелые».

Татьяна, работающая в инфекционном корпусе Александровской больницы с момента его открытия, очень переживает, вспоминая случаи летальных исходов, особенно если этим людям еще бы жить да жить.

«Совсем недавно скончался мужчина, которому всего лет 36 было: там, видимо, пошло осложнение и почки не выдержали, потому что показатели были просто несовместимые с жизнью. Конечно, очень жаль молодых, такого у нас точно никогда не было. Были эпидемии кори, да, было много пациентов, достаточно тяжелых, но такого кошмара еще не было. Если раньше говорили, что болезнь особо для стариков и, в основном, для мужчин, опасная, а детей она не трогает, то теперь уже в статистике заболевших очень много совсем юных. Даже смертельные исходы есть. И случаи вторичного заболевания случаются. Кто знает, по какому принципу эта зараза себе жертв выбирает?», – задается вопросом наша собеседница.

Медработник удивляется, что некоторые комментаторы в соцсетях уверяют, что «врачи специально держат людей на больничных койках», чтобы у них якобы была больше нагрузка и, соответственно, выплаты за нее.

«Да куда еще больше нагрузки-то? Вот пришли бы и посмотрели, как «скорая» за «скорой» подъезжают. Каждый день часть пациентов выписывают, но на их место тут же поступают новые. Мы это ощущаем на себе: представьте, за смену поступает до 60-ти человек. По каждому надо сделать несколько анализов, то есть, всего получается несколько сотен. Наши сотрудники отделения домой идут просто «на автопилоте». И медсестрички, и доктора – никто на время не смотрит по принципу «лишь бы день до вечера отбыть». Доктора зачастую задерживаются после суток еще на несколько часов», – говорит Татьяна Монко.

Begemot, begemot.media, Украина, Україна, Ukraine, news, новини, новости, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот

Умер от инсульта – написали «ковид»: в чем причина?

Обнаружив в соцсетях очередной «бредовый» комментарий, Татьяна пытается объяснить «антиковидникам», в чем они заблуждаются.

«Например, часто пишут, что человек имел сахарный диабет, онкологию, или другое серьезное заболевание, а если умер – то (ха-ха!) от… коронавируса, не понимая взаимосвязи заболеваний. На самом деле, ковид же такая гадость – кровь при нем сгущается очень быстро, поди знай, где закупорило сосуд – и человек, к сожалению, умирает моментально. Вот и получается, «умер от инсульта – написали ковид», потому что инсульт уже как сопутствующее заболевание получилось, а основное-то – ковид, – объясняет женщина. – А как иначе в такой ситуации писать? Объясняю в комментариях: у больного был ковид, который спровоцировал сгущение крови, образовавшийся тромб вызвал инсульт».

К счастью, более 80% больных коронавирусом переносят заболевание достаточно легко, и поэтому порой делают неправильные выводы.

«У меня есть хорошая подруга, с которой мы дружим еще со школы, уже больше 40 лет. Так она в этот ковид не верит, убеждает, что это как обычный грипп. Удивляюсь: «Ты же не болела», говорит: «Мы переболели, но все прошло как простой грипп». А я ей: «Если так – то радуйся и благодари Бога за это. Ты каждый день должна свечки в церкви ставить, за то, что все прошло благополучно», – рассказывает медработница. – Зато другая подруга семь дней лечилась дома, температура была под 40, а затем оказалась оказалась в больнице, очень тяжелая. Температура даже капельницей не сбивалась».

Чтобы объяснения были более убедительными, женщина предлагает посмотреть на ситуацию вблизи. Для этого даже не надо попадать на экскурсию в саму больницу.

«Предлагаю самым упоротым: подъедьте к нам всего на одни сутки, или, хотя бы, во второй половине дня несколько часов проведите в больничном дворе, постойте у бордюрчика. Тогда увидите, скольких людей привозят в приемный покой. А еще увидите, как выносят трупы в черных пакетах, и тогда, может, поменяется мнение. У нас обычно в понедельник и пятницу самые тяжелые дни. В прошлом году, в мае, вообще стояла вереница «скорых», один раз насчитали одновременно 18 машин! Я даже фотографии как-то делала, сколько у нас скорых стояло, хотя все бы они и не поместились на снимке», – уверяет Татьяна Монко.

Собеседница рассказывает, что при всех соблюдаемых мерах предосторожности, медики все равно подхватывают заболевание и у них в инфекционке уже процентов 80 сотрудников переболело, в том числе, и в их лаборатории. Кто-то сам принес «корону» в семью, а кого-то, наоборот, родные заразили.

«Все возмущаются, что усиливается карантин, что вводят локдаун, однако он, все-таки, дает свои результаты, заболеваемость падает. Уверена, мы в этом году эти маски еще не снимем, и дай Бог, чтобы в следующем году сняли. Вакцина нужна, это архинеобходимо, это спасение жизней, это остановка любой эпидемии! Я за вакцинацию и головой, и сердцем, и вакцинироваться буду обязательно, – говорит лаборант. – Но и после прививки нам все равно предстоит ходить в маске и соблюдать меры предосторожности и социальную дистанцию. А пока иной раз в магазине у кассы очередной покупатель пристраивается буквально впритык. Я обычно оборачиваюсь и спрашиваю, слышали ли они что-нибудь про полутораметровую дистанцию, а в ответ звучит: «Ой, да не морочьте мне голову».

Прибор остановился, ему не понравилась жара

Говоря об условиях чьей-то работы, часто сравнивают «капризность» техники и выносливость людей. Татьяна жалеет своих коллег, которым в создавшейся ситуации некогда перевести дух, попить воды, что-то перекусить и сходить в туалет.

«Мы работаем в масках, перчатках, защитных халатах. Все выдается на каждую смену, есть у нас и комбинезоны, но удобнее чувствовать себя в халате. После использования это все сортируется, складывается в мешки и идет на утилизацию. Представьте, как можно было выдержать в летнюю жару всю эту защитную форму! Летом надевали на руки перчатки, нарукавники до локтя, передники, ну и, конечно, маски – представьте, что переживаем в 40-градусную жару?»

По словам Татьяны, кондиционер стоит только в комнате, где находятся биохимический и гематологический анализаторы, потому что они «иностранцы» и работают лишь при температуре в определенном диапазоне. Когда его еще не было, прибор просто остановился и выдал: no temperature – не понравилась ему жара, не хочет он при ней работать. И тогда срочно поставили кондиционер.

«Ну а мы утром заходим в лабораторию, одеваемся, идем в рабочую комнату и несколько часов работаем с анализами, которые принесли из отделения. Потом можем себе позволить пообедать, отправив защитную одежду в мусорный мешок. Пока перекусили – опять куча «скорых» доставила пациентов и нам снова анализы принесли. Когда работаешь в таком облачении и с ковидными анализами, понятное дело, что ни нос не почешешь, ни телефон в руки не возьмешь (я родных об этом сразу же предупредила). Перчатки латексные – очень хорошие, качественные, но в жаркую погоду, конечно, в них сложно работать, не снимая, руки потеют. И когда, наконец-то, снимаешь маску и выглядываешь на улицу в окно, то: «Ааааааа!» – просто не можешь надышаться свежим воздухом», – эмоционально вспоминает свои ощущения лаборант.

Люди – не техника, и сегодня многие медики работают буквально на износ, унося в семью или оставляя в своем сердце и усталость, и нервы, и обиды, и чужие трагедии.

ИСТОЧНИК ТЕЛЕГРАФ

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube